Жизнь за рыбу

Островные рыбаки прославились даже за границей. Впрочем, слава эта не очень приятная и вряд ли может греть душу. Видео, на котором рыбаков с оторванной льдины по одному переправляют на «большую землю» на санях для перевозки рыбы, вызывает противоречивые эмоции. И самая слабая из них – недоумение. Особенно когда очередной рыбак падает из саней прямо в ледяную воду, ну, то есть в открытое море. Его, правда, тут же вытаскивают коллеги по увлечению, так что обходится без жертв.Но это, скорее, счастливое совпадение, говорят спасатели

Островные рыбаки прославились даже за границей
Фото автора и с сайта https://65.mchs.gov.ru

За четыре дня, пока на Сахалине отрывало лед (неделя, предшествующая 30 января), они провели четыре спасательных операции, в ходе которых эвакуировали на берег 837 человек.

Фото: Дмитрий Кублицкий 

Необыкновенный вещизм

- Все четыре операции длились до ночи, но тем не менее проходили в комфортных условиях – был слабый ветер, так что мы могли использовать судно на воздушной подушке, - вспоминает начальник Сахалинского поисково-спасательного отряда им. Полякова МЧС России Дмитрий Кублицкий.

И добавляет, что технические возможности судна не безграничны – уже при силе ветра восемь метров в секунду оно становится трудно управляемым. Если ветер свыше 12-15 метров в секунду, контролировать его невозможно.

- Но я хочу обозначить еще одну важную проблему – рыбаки берут с собой на судно громоздкие вещи, - подчеркнул Дмитрий Леонидович. – И получается, что один человек занимает два места, в то время как на льдине остаются замерзшие люди, которых тоже нужно доставить на берег. Последняя операция у нас продолжалась шесть часов 40 минут. Если бы мы не брали рыбацкий скарб, то справились бы с ней за три-четыре часа.

Откуда взялась практика – спасать рыбаков на судне вместе с рюкзаками, санями и бурами, – никто не вспомнил. Однако, как сообщила директор Сахалинского территориального центра медицины катастроф и мобилизационного резерва Наталья Беркутова, на вертолет рыбаков с вещами никогда не брали. И даже в случае, если те наотрез отказывались лететь без любимого бура, на поводу никто не шел. Потому что в приоритете у медиков и спасателей всегда человеческая жизнь.

- У нас же сейчас бывают прецеденты, когда лед оторвался, а люди все равно продолжают сидеть и ловить рыбу, - продолжает Дмитрий Кублицкий. – Подходит судно на воздушной подушке, из него на оторванную льдину выходит спасатель и начинает уговаривать рыбаков покинуть опасное место. Некоторые прислушиваются, а кто-то игнорирует: мол, все равно вы никуда не денетесь и приедете за нами еще раз. А у нас пока рыба ловится…

И если как бороться с таким хамством – пока неясно, то хотя бы на вещах спасатели решили поставить крест.

- Приоритетом спасательных служб является жизнь и здоровье граждан, поэтому было принято решение в первую очередь эвакуировать со льда людей. И по возможности, потом оставшиеся вещи, - отметил Дмитрий Леонидович. – Я, конечно, предвижу, что из-за этого будут конфликты, но давайте из двух зол выберем меньшее. Тем более что на кону человеческая жизнь.

Спасатель обозначил еще и тот факт, что в этот раз ледяное поле оторвало относительно целым. Но может возникнуть и другая ситуация, когда его начнут ломать глубинные, а не ветровые волны.

- Тогда лед будет крошиться на достаточно мелкие фрагменты, такое на Сахалине уже происходило. И эти части просто не выдержат человека. Все рыбаки, которые находятся на льду, провалятся, и останется три варианта развития событий. Они просто уйдут на дно, их заживо затрет льдинами, либо в течение пяти минут они погибнут от переохлаждения. В любом случае в таких условиях человеку не выжить, - говорит спасатель.

Фото: Наталья Беркутова 

Три бригады на 140 км

- И наши возможности не безграничны, - поддержала Наталья Беркутова. – В настоящее время службы Корсаковского и Долинского районов приведены в режим повышенной готовности. Машины бригад скорой помощи укомплектовали специальными одеялами, поставили термосы с чаем, чтобы, в случае чего, обогревать пострадавших. Но вы поймите, что на всю область в сутки дежурит всего 61 бригада медиков. Ежедневно в Корсаковском районе у нас три бригады, а население - более сорока тысяч человек. Плечо для обслуживания у Корсаковского района – 80 километров в одну сторону до Новиково и 60 километров в другую - до Мальков. И когда у нас возникает угроза ЧС с рыбаками, я поднимаю две бригады скорой помощи и отправляю их на берег – вдруг там что-то случится. Тогда на весь район остается одна бригада. Точно такая же ситуация и в Долинском районе – там протяженность составляет 120 километров, дежурит четыре бригады скорой. И вот представьте: одна стоит в Стародубском, караулит рыбаков, другая - может быть на выезде, потому что в районе очень часто происходят ДТП, особенно много их в последнее время в районе Взморья. И на район - всего две скорые, население остается практически без обслуживания.

Чтобы как-то смягчить ситуацию, приходится вызывать врачей, которые находятся на отдыхе, и формировать из них дополнительные бригады.

- То есть мы ухудшаем условия труда работающих, - говорит Наталья Васильевна. – И мне просто хочется обратиться к этим рыбакам: вы не думаете о своем здоровье и своей безопасности, подумайте хотя бы о близких. Пока вы отвлекаете на себя внимание специальных служб, что-то может случиться с вашими родителями, женами, детьми… Если им в этот момент понадобится медицинская помощь, а мы не успеем ее оказать, не сможем вовремя приехать, кто будет виноват?

Вспомнила Наталья Беркутова и ситуацию, произошедшую в 2010 году, когда спасатели снимали со льдины тысячу человек в районе Стародубского.

- Льдина крошилась и билась, ломалась под ногами. Людей снимали вертолетами, и надо было делать это очень быстро, - сказала Наталья Васильевна. - Если такая ситуация повторится и мы отправим на место происшествия все 16 бригад скорой помощи, которые базируются в Южно-Сахалинске, Корсаковском и Долинском районах, то все равно не успеем спасти всех.

Фото: Михаил Кузнецов

Что-то пошло не так

- В заливе Мордвинова в этом сезоне обстановка немного нестандартная, - прокомментировал ситуацию с образованием припая начальник отдела морских прогнозов Сахалинского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Михаил Кузнецов. - Средняя многолетняя дата образования припая в заливе - 15 января. И в этом сезоне, казалось бы, все складывалось нормально, лед постепенно двигался от мыса Терпения до мыса Свободный, подошел к берегу, но что-то пошло не так. Под влиянием западных ветров, хотя они были и не очень сильными, надолго задержалось присоединение этого льда к юго-восточному побережью Сахалина. В итоге - под давлением верхних слоев льда его все-таки пришвартовало к побережью. Но затем сыграли свою роль приливно-отливные колебания и отжимной ветер. Ледяная масса сформировалась, но соединиться с берегом она так и не смогла. В такой ситуации выходить на лед попросту опасно, даже при слабом отжимном ветре происходит взлом. Можно сказать определенно, что в заливе Мордвинова на сегодняшний день располагается дрейфующий лед.

Непонятной ледовая обстановка останется вплоть до 4-5 февраля, спрогнозировал специалист.

- 6 февраля ветер ослабеет, но выходить на лед будет все еще очень опасно. По благоприятным прогнозам, после этого нужна хотя бы одна морозная неделя, и то при условии отсутствия отжимного ветра…

Пока не исчезнет угроза

Пока ледовая обстановка остается напряженной, на побережье постоянно дежурят четыре спасателя с лодкой и судном на воздушной подушке. На побережье залива Мордвинова также работает еще и корсаковский отряд спасателей с двумя лодками. В случае чего, обещает Дмитрий Кублицкий, в течение нескольких часов можно будет нарастить группировку спасателей до пятидесяти человек и до семи судов.

- Будем в постоянной готовности в районе, пока лед не угонит, - подчеркнул он. – До тех пор, пока не исчезнет угроза.

К слову, на четыре спасательных операции уже ушло около полутора тонн бензина, это запасы отряда на квартал.

Самое обидное, говорят специалисты, что безопасных мест для рыбалки на юге Сахалина предостаточно. Это устье реки Найбы, все реки, озера Изменчивое и Тунайча.

- Я ведь тоже рыбак, и думаю, что рыбалка - это что-то сродни медитации, - говорит Дмитрий Леонидович. - Но то, что происходит сейчас на льду залива Мордвинова, напоминает мне массовую истерию.

Кстати, никаких штрафов для рыбаков за нахождение на льдине в опасный период не предусмотрено. Несколько лет назад спасатели просто перекрывали дорогу к морю. Но такой подход противоречит Конституции, лишает людей права на свободу передвижения. И хотя льдина в море – это явно не дорога общего пользования, почему-то найти управу на индивидуумов, которые рискуют и своей жизнью, и заодно жизнью спасателей, пока не могут.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №6 от 5 февраля 2020

Заголовок в газете: Сахалинский спасатель считает происходящее на льду залива Мордвинова массовой истерией