Нельзя жить на Сахалине и не увлечься рыбалкой

25.12.2019 в 06:51, просмотров: 1016

И опять о рыбаках и рыбалке! Потому что занятие это у островитян – массовое, развлечение – любимое. Невзирая на пол, возраст, наличие малолетних детей и другие обременения, как только начинает ловиться корюшка, народ высыпает на лёд!

Нельзя жить на Сахалине и не увлечься рыбалкой
Фото Максима Ханевича

Отцы, дети и корюшка

- Чем бы мужчины ни занимались в жизни, главным вещам нас научили папы, - делится своими размышлениями о рыбалке ее любитель Максим Ханевич. - А для сахалинца одна из таких «главностей» - зимняя рыбалка. Я до мельчайших подробностей помню свои детские вечера перед поездкой: проверка удочек, довязывание гирлянд, покраска поролона (в простонародье – «химия») фурацилином. Собирали тёплые вещи и предвкушали завтрашний день. Это сейчас все продаётся в магазине, а тридцать с лишним лет назад в магазине покупались только крючки (номер два и три, и она клевала; а сейчас - красные, синие, розовые, с крыльями, с бусинами, нитками, люминесцентными кембриками). И умелыми папиными руками вязалась замысловатая гирлянда. Для меня это было волшебство. Сегодня волшебства гораздо меньше, зато есть титановый бур и палатка «хигаши»… Помню, при мне, мальчишке, мужик провалился под лёд и утопил самодельный бур из нержавейки - по утопленным машинам теперь не так горюют!

В детстве у меня тоже была палатка, сшитая из двух двухсотлитровых вкладышей. И пускай её хватало на несколько рыбалок, но я был самый счастливый и - «в домике».

А чего стоила поездка за опарышами на свалку зверосовхоза в посёлке Соловьёвка! Это сейчас опарышей можно купить чуть ли не в продуктовом магазине.

Или рукавицы-шубинки. И, несмотря на них, вечно холодные ладошки и при любом морозе тёплые папины руки… Это все очень важные и памятные моменты.

Красные с розами китайские термосы с постоянно бьющимися колбами. Вареные и застекленевшие яйца и сало на чёрном хлебе. Папы уходят, а рыбацкая культура остаётся.

Сезон пошел!

Конец ноября. В рыболовных магазинах растёт количество покупателей, а там, где их собирается больше двух, обязательно услышишь: «На Буссе лёд встал?» Зимняя рыбалка не терпит медлительности, а засонь и подавно. И если лёд встал (а по нашим меркам, четыре сантиметра – это встал), то пора ставить будильник на пять. Но как бы рано ты ни приехал, первым тебе все равно не быть.

Вереница стопорных огней в рассветных сумерках видна далеко. Ехали-ехали – Буссе. Протиснулись поближе ко льду. Переобувка, рюкзаки, санки, буры, палатки - побежали. Правой ногой потоптали, попрыгали. Лёд трещит, но не разбегается. И на мягких лапках потопали. Глубина небольшая, но плавать никому зимой неохота. Бурим, садимся, палатку не ставим. Теперь не топаем, не прыгаем, больше двух не собираемся. Считаешь до пяти. Есть! Первый лёд щедр на рыбу. Лови сколько унесешь. Ортодоксы-гирляндщики соревнуются с махальщиками. Споров много, результат один - рыба есть!

После Малого Буссе встаёт река Шишкевича (старожилы называют Санго). Когда первый ход корюшки на Буссе стихает, рыбаки разбегаются по другим, хоть и менее, но тоже рыбным местам. Первая речка в Дачном. Потом Изменчивое, Найба и так далее. Рыба хоть и отличается по размеру, но суть одна - пришла пора малоротки. Выходные многие проводят семьями на льду. Палатки, столы, газовые плиты. Поймал и съел.

Сегодня, в эпоху ХСНок (теплющий и тяжелющий рыбацкий костюм), палаток и газовых плит, сапог ЭВА и прочих прелестей рыбацкой экипировки, рыбалка стала комфортнее и доступнее для всех возрастов. Но я буду всегда помнить папину зимнюю куртку на собачьем меху и ватные лётные штаны.