Рыбалка на севере Сахалина не сравнится ни с чем

11.09.2019 в 14:04, просмотров: 437

Сахалинцы любят рыбалку и посвящают подготовке к ней и самой рыбной ловле много времени. Не жалеют они времени и на воспоминания о своих удачах.

Рыбалка на севере Сахалина не сравнится ни с чем
Фото из архива Павла Ханина

 Поделиться впечатлениями о рыбалке на севере Сахалина мы попросили одного из таких любителей, южносахалинца Павла Ханина

За рыбой и запахом тайги

- Что скажете по поводу вечных сетований: «Вот раньше была рыбалка, а сейчас – смех один»?

- Да, есть мнение, что рыбалка уже «не та», что из года в год рыба мельчает. Но это не совсем так. На Сахалине много красивых и богатых рек. Главное для удачной рыбалки – правильно выбрать время и место. Как говорится, рыба есть, ловить надо уметь!

Любой рыбак, ловивший на севере Сахалина, в разговорах с рыболовами, там не бывавшими, всегда держится задрав кверху нос. Потому что сами названия рек – Вал, Набиль, Лангери (с нивхского – «нерпичья река»), не говоря уже про Лангры, – ставят его на недоступную для остальных высоту. Многие наши реки носят труднопроизносимые и труднозапоминаемые нивхские названия. Одна из них – река Чамгу, в переводе с нивхского имеет два значения: «орлы» и «шаманы». Это и есть излюбленное место нашей рыбалки. Чамгу – река широкая, а раньше, судя по руслу, огромным плесам, была еще шире. Она просматривается очень далеко вперед и впечатляет своими видами даже не раз бывавших здесь рыбаков.

- Как идет подготовка к рыбалке?

- По-хорошему, начинать планировать рыбалку на следующий год нужно, пока идет рыбалка этого года. Потому что рыбалка на севере – это не просто «сели и поехали», существенная ее часть – планы, мечты, разговоры. Обсуждается все, от погоды до «где мы остановимся позавтракать, пообедать и поужинать». Матросово (между Смирных и Поронайском) и Палево (недалеко от Тымовского), на мой взгляд, - лучшие точки для перекуса. Потому что это – домашняя кухня с деревенским колоритом, здесь вкусно, как дома.

А ехать за гольцом нужно в конце августа – начале сентября. Голец поднимается по реке вместе с горбушей и уходит в верховья.

Дорога, о которой мечтаешь весь год

- Не пугает рыбаков такая дальняя дорога?

- Дорога из областного центра занимает от восьми до двенадцати часов. За это время можно долететь до Москвы и попить чая в гостях. Едем мы обычно компанией, которая сложилась уже несколько лет назад. Иногда к нам присоединяются затосковавшие по рыбалке москвичи и даже «счастливчики», переехавшие жить за границу. Им не лень сначала лететь девять (а то и больше) часов, потом ехать десять, испытывая ощутимый дискомфорт из-за разницы во времени. Что-то манит их, заставляет возвращаться к сахалинским рекам.

Через 30 километров после Тымовского сворачиваем на лесовозную дорогу, которая, в свою очередь, выводит нас на «американку» - дорогу на Южно-Киринское нефтегазовое месторождение. То есть осилить нужно 80 километров по лесовозной дороге и пару десятков километров по «американке», затем – около 50 километров через тайгу в сторону старой брошенной деревни Комрово. Недалеко от нее и находится река Чамгу.

На нашем пути много рек: Плелярна, Паланги, Ясынге. Конечно, гольца можно поймать и ближе, не обязательно ехать за 600-700 километров от Южно-Сахалинска, но кажется, что это будет рыба не того размера, не такой красоты. Да и само путешествие – необходимая нам часть рыбалки. Эти места полны всяких дикоросов: черника, голубика (которую местные называют «гонобобель»), брусника, дикая рябина, море грибов. Просто гастрономический тур: грибы с рябчиком и картошкой, морсы из ягод… Много березняка, тополя в три обхвата, которых на юге не увидишь и которые сильно возвышаются над остальным лесом. Долгая дорога – это посиделки у костра, рассказы о прошлых рыбалках (с большой долей беззастенчивых преувеличений), планы на завтра, советы, хвастовство и беззлобные насмешки над неудачами сотоварищей. Дорога – это яркие впечатления от красот северной природы, изгибов рек, обрывов, разливов и плесов. Дорога – это заряд эмоций на весь следующий год, который ты будешь жить подготовкой к новой рыбалке. Но это еще и проколотые колеса, а местами – непролазная грязь.

Если вы живете на Сахалине, рыбачите, но не были на Чамгу, Набиле, Лангери или Валу – вы не были нигде.

Обитатели реки Чамгу

- Когда же мы наконец дойдем до самой рыбалки?

- Голец – рыба хищная, стоит на перекатах либо после них. Он идет за горбушей, которая мечет икру, и ест ее (когда потрошишь гольца, он бывает набит чужой икрой до отказа). Сам серебристый, с красными пятнышками (когда только заходит с моря, свежий; после долгого стояния в реке приобретает оранжевый оттенок). Голец, рыба сильная, клюет быстро, резко, стремительно. Иногда видно, как сразу несколько штук идут за блесной, один другого обгоняя. Могут и вообще не клюнуть. Вода в реке прозрачная, глубины на перекатах небольшие, до метра. А если ты в поляризационных очках, то вообще без помех наблюдаешь за подводной охотой.

Мы ловим гольца на спиннинг, на блесны (так называемые вертушки). Кто-то ловит новомодным нахлыстом, но наши реки для этого недостаточно большие, негде развернуться. Голец очень любит закоряженные места (ямка или поворот, на котором застряло одно бревно и к нему, со временем, прибило кучу бревен, коряг и мусора), правда ловить там, честно скажу, неудобно.

Попадается и кунджа (случается, больше 60 сантиметров в длину), иной раз даже чаще, чем голец. Она тоже приходит на икромет и любит стоять в ямах. Есть сахалинский таймень, но тут – поймал и отпустил.

- Насколько утомительна сама рыбалка (дорога непростая, это мы уже выяснили)?

- Рыбалка на гольца – ходовая рыбалка, то есть приходится много километров идти по реке, а потом – возвращаться. Поэтому алкоголю в больших количествах здесь не место. Не получится и хорошо выпивать, и хорошо рыбачить. Под вечер приходишь усталый: походи-ка весь день в забродном костюме, переходя реки по пояс и выше, и против течения, придерживая друг друга и держась за ветки, следя, чтобы никто не уплыл вопреки желанию. Речки каменистые, камни крупные, и ходьба по ним (с камня на камень) довольно утомительна.

- Что за рыба – голец? И с чем ее едят?

- У нас, сахалинцев, голец называется просто гольцом. А на самом деле это – арктический голец семейства лососевых, который образует множество разнообразных форм. Часто гольцом называют и крупную мальму, и подкаменку.

Гольца жарят, солят, коптят. У него очень нежное розовое «мясо», почти как у симы. Еще только разбивая лагерь и толком не обустроившись, мы уже принимаемся за горячее копчение первого гольца. Для этого у нас с собой всегда есть маленькая коптильня, которая ставится прямо на костер. Коптится рыба часа два. Икра гольца – мелкая, оранжевая, тоже подходит для традиционной «пятиминутки».

Отступаем, сохраняя достоинство

- Медведи. Приходилось ли с ними встречаться?

- Эти встречи случаются каждую рыбалку. Вообще, медведь забавный и смешной, если только ты сидишь в автомобиле. А когда ты бежишь от него по речке, забыв все правила встречи с медведями (покричать, пошуметь, не поворачиваться спиной и не бежать), то он вообще не смешной. Когда в двадцати метрах от тебя из кустов появляется медвежья голова, думаешь: «Только бы не медвежонок!», потому что медвежата одни не гуляют.

Не буду говорить, что бежим, не чуя под собой ног, но ретируемся достаточно быстро.

- Говорите, приезжие друзья долго находятся под впечатлением от сахалинской рыбалки?

- Да. С разрешения Сергея могу предоставить в доказательство его личные записки рыбака:

«Снаряжаем спиннинги и сбегаем к воде. Первый заброс, второй, за блесной выходит тень – и вот он! Первым пойман куст на другом берегу. Несколько пустых забросов, и вот она – первая хватка! Поупиравшись для приличия, рыба выходит на поверхность, и вскоре первая кунджа, примерно на полтора килограмма, лежит на берегу. В прошлом году ребята заразили меня несколько снисходительным отношением к этой рыбе: мол, и суховата, и мясо белое, а не красное. Поэтому кунджа отправляется на волю.

Цель нашего поиска – голец – не заставляет себя ждать. Он обнаруживается в заводи чуть ниже стремнины – красивого темного цвета, со свирепой, почти как у самца горбуши, пастью. Несколько его собратьев отправляются в рюкзак следом.

Вечереет, мы распределяем функции: кто-то потрошит пойманных гольцов, кто-то ставит палатку, а я отправляюсь в лес за хворостом для костра и коптилки. Через час в мире едва ли найдется тройка более довольных жизнью людей: мы сидим за великолепно сервированным столом с ухой и копчеными гольцами. А о том, что водку, оказывается, вполне можно закусывать столовыми ложками красной, собственноручно (но под чутким руководством) приготовленной икры-пятиминутки, я думаю, в старости буду рассказывать внукам».