Трагедия русского самбо

10 марта 2016 в 01:28, просмотров: 898
Трагедия русского самбо
Фото: ТИА Острова

В 2012 году во Владивостоке во время саммита АТЭС по настоянию японской стороны открыли монумент в память об этом загадочном русском, добившимся признания в Стране восходящего солнца. Кем он был и почему о нем помнят японцы, а мы практически ничего не знаем? Неизвестные страницы жизни нашего необыкновенного земляка раскрыл корреспондент «МК на Сахалине».

От самурая до офицера

В открытом доступе о Василии Ощепкове упоминается следующее: выпускник академии дзюдо «Кодокан», уроженец Александровска стал первым русским, получившим высшую степень признания из рук основоположника боевого дзюдо. Все...

На самом деле Василий Ощепков – коренной сахалинец. Он родился в 1892 году в семье ссыльнокаторжных. В 11 лет осиротел. Где провел три года, достоверно неизвестно. Скорее всего, в сиротском приюте, откуда в 1907 году в составе группы из 12 сверстников смышлёного мальчугана отправили в Японию.

На японском острове Киото Василию предстояло закончить духовную семинарию при Русской православной миссии. Прежде, чем принять монашеский постриг, семинаристам нужно было пять долгих лет овладевать научными и богословскими знаниями. Позже историки выяснят: кандидатуры подростков утверждались в высших кабинетах военной контрразведки самодержавия.

Так вышло, что физкультуру в русском синодальном учебном заведении преподавал Дзигаро Кано – основоположник японского боевого дзюдо. Учебных тренировок оказалось достаточно, чтобы учитель рассмотрел потенциал в ученике-иностранце. По настоянию мастера после окончания семинарии  будущий выдающийся русский спортсмен поступил в институт Кодокан на Киото, его наставниками стали лучшие тренеры.

Уже 15 июня 1913 года Василий Ощепков получил заслуженную награду – первый дан. Таким образом, он приобрел право подпоясывать кимоно черным поясом и носить звание  сэнсэй.

В 1914 году Василий Ощепков закончил образование и вернулся в Россию. Логично было бы предположить, что не без участия «опекунов» из контрразведки, недавний семинарист отправляется служить переводчиком в Заамурский, потом Приамурский военные округа, а затем перевелся во Владивосток. В портовом городе он без особых усилий открывает первую в царской России секцию дзюдо. Его ученики приглашают в спарринги служащих многочисленных дипломатических миссий, обосновавшихся на Дальнем Востоке. В июне 1917 года он выводит владивостокскую школу дзюдо на международный уровень.

«Красный» переход

Начало японской оккупации в 1918 году Василий Ощепков встретил колчаковским эмиссаром, прикомандированным к японскому отделению Управления военно-полевых сообщений. В это же время активно сотрудничает с подпольщиками. После освобождения Приморья Василия Ощепкова вербует уже разведуправление Красной армии. Перед ним ставят задачу по сбору информации о китайских системах самообороны.

Под видом киномеханика Василий Ощепков распространяет в гарнизонах Маньчжурии первые советские киноленты. После уже под видом уроженца Сахалина  выезжает с разведзаданием на малую Родину. Врожденная общительность, безупречное владение японским, а также черный пояс по дзюдо и личное знакомство с Дзигаро Кано позволяют ему добывать особо ценные разведданные. Успешного агента перебрасывают в Токио.

Василий Ощепков снова выходит на татами, через спортивные клубы Японии возобновляет отношения с оставшимися на чужбине семинаристами, устанавливает связи с сотрудниками военных ведомств и таким образом справляется с задачей – налаживает контакт с эмигрантским окружением атамана Семенова. Под видом двойного агента в должности тренера сотрудников спецслужб его сначала возвращают на службу в штаб Сибирского военного округа, а в 1927 году отзывают в Москву, где назначают инструктором по рукопашному бою при Центральном доме Красной армии. По вечерам он тренирует трудовую молодежь, днями – сотрудников правоохранительной системы и преподает восточные практики на спецкурсе института физкультуры. В стенах учебного заведения он пробует совместить тактику восточных единоборств с приемами русского рукопашного боя, боксом, вольной борьбой.

В результате тренировок к 1932 году в СССР появилась новая система самозащиты, которую сам Василий Ощепков называл «Системой дзюдо» и «борьбой вольного стиля». В том же году она вошла в норматив ГТО второй ступени. Тогда же при Московском институте физической культуры открылся двухгодичный курс подготовки тренеров. Из спортсменов первого выпуска широкую известность получили автор пособия по самозащите Николай Галковский и основатель самбо в Ленинграде Иван Васильев. Из второго набора вышли знаменитые советские тренеры Лев Турин и Роман Школьников, развивавший самбо на Украине. В третьей группе в 1934 году занимались систематизировавшие самбо Анатолий Харлампиев и Борис Сагателян.

Превратности судьбы

В июне 1937 года дзюдо как чуждую советским спортсменам систему единоборств исключили из учебных планов высших и средних учебных заведений страны. Место восточных практик заняло советское самбо. У самбистов появилась даже спортивная форма. В спортзалы Домов культуры хлынул поток желающих овладеть навыками самообороны без оружия, а героями кинофильмов стали бесстрашные самбисты–чекисты.

Спортивная слава основателя системы Василия Ощепкова обещала быть громкой. Вместо всесоюзного признания 29 сентября 1937 года спецчасть Наркомата внутренних дел выпустила постановление: «Ощепков Василий Сергеевич достаточно изобличается в том, что, проживая в СССР, занимается шпионажем в пользу Японии… Гражданина Ощепкова привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58 п. 6. Мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей».

В ночь с первого на второе октября  Ощепкова определили в камеру Бутырки. Противостоять репрессивной машине большого террора, имея черные метки в биографии в виде звания унтер-офицера царской армии, контрразведчика, работавшего в Харбине и проживавшего на правах гражданина в Японии, Василий Ощепков не мог. Через девять дней после ареста он скоропостижно скончался. Что послужило причиной его внезапной смерти доподлинно неизвестно. Тюремные медики предположили, что у подследственного были проблемы с сердцем.

На пути к покаянию

После ареста наставника над его последователями тоже нависла угроза. Рискуя пополнить списки шпионов, они продолжали популяризировать самбо. Чемпионаты и турниры по самообороне без оружия сначала вышли на республиканский, а в канун войны – на всесоюзный уровень. Имя Василия Ощепкова советская власть предусмотрительно стерла из спорта, разведки и жизни страны. В отличие от соотечественников, о нем помнят в Японии. Первый русский, с достоинством прошедший свой земной путь, не опорочив кодекс самурая.

В прошлом году мемориальная табличка, наконец, появилась на здании спортивной школы Александровска-Сахалинского. В этом году на родине великого русского спортсмена должны установить памятник.



Партнеры